Возвращение моды в стиле «Матрицы» не так уж и случайно

Почему же Нео, Тринити и Морфеус становятся самыми большими иконами стиля в 2018 году?

Посмотрите на все недавние образы с подиума и с улиц, и вам, скорее всего, вспомнятся культовые персонажи из 90-х: Шер Хоровитц из «Бестолковых», Кэрри Брэдшоу из “Секса в большом городе» … и Нео, Тринити и Морфеус из «Матрицы». И нет, глаза вас не обманывают: фантастический боевик 1999 года – в 2018 году превращается в фильм ещё и о моде.

Со временем эти фильмы стали воплощать дух времени поздних 90-х – не только из-за культовых актёров и моментов, уже ставших мемами, но и из-за их сильного визуального языка. При первом упоминании о «Матрице» мы видим Киану Ривза, Кэрри-Энн Мосс и Лоуренса Фишборна (которые сыграли вышеупомянутое трио) в тренчах до пола, лакированной коже, армейских ботинках и маленьких солнцезащитных очках.

Эта одежда стала для трилогии тем, чем был костюм с мини-юбкой в клеточку для Шер Хоровитц из «Бестолковых». И, хотя у обоих фильмов была отличительная (хотя и значительно отличающаяся) роль в определении моды 90-х годов, «Матрица» никогда не достигала той же притягательности для широкой публики или влияния на моду, как «Бестолковые» … но – это до недавнего времени.

Будто бы из ни откуда все самые популярные, обласканные папарацци звезды –Кендалл Дженнер, Белла и Джиджи Хадид, Ким Кардашьян и другие, за которыми последовали толпы звезд уличного стиля, начали одеваться так, как будто они на съёмках «Матрица перезагрузка». Конечно, мы знали, что созданные Вачовски миры (виртуальная реальность против пост-апокалиптического мира из 2199 года) имеют довольно много поклонников, ведь фильм заработал 27 миллионов долларов на премьере, а в итоге собрал 463 млн. долларов по всему миру.

Белла Хадид в кожаных брюках, топ и кожаная куртка
На фото: Белла Хадид
Джиджи Хадид в черном лакированом плаще
На фото: Джиджи Хадид
Lupita Nyong'o в сером длинном пальто
На фото: Люпита Нионго

Но вот то, что это может вернуться спустя 20 лет, нет

Возрождение эстетики «Матрицы» можно проследить до осенних показов 2017 года, когда Демна Гвасалия выпустил объемные тренчи вместе с узкими солнечными очками для Balenciaga и кожаные пальто до пола для Vetements. В том же сезоне на подиуме у Balmain и Alexander McQueen были замечены полностью кожаные луки. Вернёмся в 2018 год, где в Нью-Йорке Александр Ван представил свое собственное видение в коллекции Working Girl meets The Matrix, со строгими костюмами футуристических оттенков; а тем временем в Париже Virgil Abloh выпустил платья из двух видов кожи, в комплекте с (как вы уже догадались), узкими геометрическими очками для Off-White.

Ким Барретт, дизайнер костюмов, создавшая фирменный гардероб «Матрицы», говорит, что она понятия не имела, что ее творения будут иметь такое огромное влияние, не говоря уже о том, что они вернулись в общественное сознание почти два десятилетия спустя.

Модель в кожаном ассиметричном платье до пола от Balmain
Модель с показа Balmain
Модель в черном лакированном плаще, показ Alexander Wang осень 2018
Модель с показа Alexander Wang осень 2018

«Я пыталась рассказать историю о том, как это жить в этом мире, – рассказывает она. – У меня никогда не было точного числа, когда именно в будущем это происходит, но я хотела, чтобы чувствовалось, что это мир с большими возможностями, и теперь мы живём в таком мире».

Модель в черных брюках и темном бомбере от Vetements
Модель с показа Vetements

Фильм был снят в Австралии, которую Барретт описывает как «наш маленький пузырь, в котором мы пытались создать мир, далекий мир, который в то время не был связан с модой». Тем не менее, «климат» эпохи неизбежно коснулся и гардероба. «Это были 90-е годы, и все было мрачно и монохроматично, поэтому я думаю, что даже без целенаправленного использования моды я все еще была подсознательно связана с ними».

Баррет вспоминает об этом периоде, как «довольно подавляющем, тёмном и немного мрачном» – США имели дело с последствиями скандала Клинтона-Левински; мы приближались к новому тысячелетию, а вместе с ним и целому ряду сценариев конца света, включая страх от наступления 2000 года и того, что скоро наступит конец всему.

Для Барретт было крайне важно, чтобы в «Матрице» были костюмы, отражающие двойственность пост-апокалиптического и компьютерного миров. Одежда реального мира должна была казаться органичной (для этого мамы и бабушки команды образовали кружок вязания, чтобы создавать все свитера вручную), в то время как Матрица должна была чувствоваться немного более стерильной.

«Когда Нео говорит, что ему нужны пистолеты, внезапно на нём оказывается наряд, в котором можно разместить больше пистолетов [в Матрице] – этот образ не был создан кем-то, это конструкция, – объясняет она. – В первый раз, когда я прочитала сценарий, мне показалось, что Матрица была теневым миром, и люди исчезали и снова появлялись, поэтому им нужно было иметь гладкий, высококонтрастный, отражающий вид, как будто вас обманывают: Она там? Разве она не там?». (Это объясняет, почему, например, Тринити в экшен-сценах была в высоколакированной коже).

Так как бюджет был небольшим, Баррет говорит, что не могла позволить себе одеть Мосс в настоящую кожу; в большей части фильма актриса была в стрейчевом ПВХ, что в итоге больше подходило для трюков. Подбор тканей был довольно креативным по всем направлениям: Барретт охотилась за остатками рулонов дизайнерских тканей, собирая их вместе так, чтобы это работало. (Тренч Нео на самом деле из дешевой синтетической ткани с принтом, напоминающим шерсть, но текучая природа ткани придавала его сценам с драками «клубящийся» эффект).

Нео, Морфеус и Тринити из Матрицы
Морфеус, Нео и Тринити

Никакой разговор о моде «Матрицы» в 2018 году не был бы полным без упоминания о солнцезащитных очках – небольших, теперь печально известных аксессуарах, которые, по-видимому, любит Канье Уэст. Барретт говорит, что она действительно не может сказать, вызвал ли фильм тренд на узкие очки в 90-е годы, но они сыграли важную роль во вселенной фильма. «Персонажи проснулись в Матрице – они единственные, кто знает правду, поэтому очки были способом спрятать их глаза, чтобы скрыть ото всех остальных, кто они на самом деле».

На самом деле отношения«Матрицы» с индустрией моды восходят ко времени премьеры. Фильм имел непосредственное, заметное влияние как на красную дорожку (наиболее известный случай – Джанет Джексон на Кинонаградах MTV 2000 года), так и на подиум. Джон Гальяно был первым дизайнером, который заявил, что его коллекции, в частности, осенняя от кутюр 1999 года, которую он создал для Dior, – были глубоко вдохновлены«Матрицей». Следующей стала Вера Вонг, с её преимущественно чёрной осенней коллекцией прет-а-порте 2000 года со множеством вещей, напоминающих наряд Морфеуса. По словам экспертов того времени, «Матрица» способствовала возвращению тренча в моду: «Чистые, прямые линии костюмов, очень лаконичные, с новым интересом к минимализму», – Эд Берстелл, генеральный менеджер Henri Bendel, рассказывал The New York Times в 2003 году.

Вернёмся в 2018 год, где Барретт размышляет о существовании более глубоких подтекстов в возрождении фильма в этом конкретном пространстве. «Я действительно думаю, что «Матрица» вернулась в моду, потому что у нас революция, – говорит она. – Самыми сильными персонажами в «Матрице» являются женщины –им нужно было работать, иметь одежду, в которой они могли бы работать и хорошо выглядеть, и мы начинаем видеть этот утилитаризм в моде».

Девушка в черном лакированом плаще и берете, уличный стиль
Фото: Getty Images
Девушки в модных темных плащах, уличный стиль
Фото: Getty Images
Девушка в лосинах, черная куртка оверсайз, ботинки с острым носом и солнцезащитные очки, уличный стиль
Фото: Getty Images

«Я думаю, что Тринити больше всего резонирует, потому что она такая, каким бы мы хотели видеть феминизм–она революционерка, она не отказывается от своих убеждений, она выступает против условностей и против тех, кто пытается отнять человечность, – продолжает Барретт. – И она также одевается суперженственно. Я думаю, что сила женщин в «Матрице» показывается так же, как сейчас освещаются женщины в обществе».

Когда Нео, Тринити и Морфеус сражаются с агентами в Матрице, их костюмы служат в некотором смысле доспехами. Учитывая нынешнее положение дел –в нашем обществе, в стране и за рубежом – возможно, это все, чего мы хотим: чувствовать себя защищёнными и в безопасности. «Я считаю, что одним из самых главных свойств моды является то, что она может замечать и прогнозировать предстоящую революцию, – говорит Барретт. – Я вижу отголоски сегодняшнего дня в «Матрице», и считаю, что это прекрасно. Действительно здорово, когда люди видят, как я видела мир, и я рада, что этот фильм выдерживает испытание временем – я действительно горжусь тем, что была частью его».

Вам понравилась эта статья?

Хочешь получать новые статьи прямо на почту?

Рекомендуем посмотреть



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here